Меня зовут Хаустов Иван, я основал компанию Legium. Мы очень стартап, поэтому у нас нет денег на нормальную рекламу. В интернете пишут, что контент-маркетинг — самый лучший маркетинг, что ж, попробуем.

Вот уже год мы ведём неравную борьбу за выживание нашей идеи, сменили три концепции, прошли акселерацию, выиграли пару-тройку конкурсов, пару-тройку конкурсов проиграли, с умом и без потратили немного денег.

Legium — это сервис электронного документооборота для людей. Мы проводим удалённую идентификацию, используя искусственный интеллект, шифруем все данные в блокчейн — в общем, собрали все главные ругательства мира технологий.

На репетиционном питче к Российскому венчурному форуму кто-то из инвесторов-организаторов сказал, что блокчейн — это признак импотенции стартапа. Уже после форума мы добавили ещё искусственный интеллект… Видимо, теперь у нас очень импотенция.

Автор трогает живого президента Татарстана на Российском венчурном форуме. (Показывает и рассказывает про Legium.) Президент в восторге

В основе Legium простая концепция — если сохранить хеш файла в блокчейн, можно гарантировать неизменность данных.

«Почему все говорят, что блокчейн — это крутая технология, но нет ни одного сервиса, который бы использовал её, кроме как для денежных транзакций?» — Задали мы себе вопрос.

Знаете, в чём кроется первая ошибка практически каждого стартапа?

Вот в чём: «Почему все говорят, что блокчейн — это крутая технология, но нет ни одного сервиса, который бы использовал её, кроме как для денежных транзакций?».

Есть такой сервис, вы просто о нём не слышали или плохо искали.

Мы быстро нашли конкурентов и задали себе правильный вопрос: «Почему наш сервис будет лучшим?».

Важно понимать, что если исключить всю историю с криптовалютами, блокчейн сам по себе — это «просто» реестр данных. Лишь метод хранения информации. Довольно дорогостоящий метод, если мы говорим об открытых блокчейнах — биткоин, эфир и подобные.

***

В нормальной жизни я юрист. Знаете, сколько дел так или иначе касается идентичности или действительности бумажных документов? Половина. В остальных случаях у участников просто не хватило смелости или наглости.

У меня было прекрасное дело — одна компания подала в суд на другую, всё как обычно. Когда начали изучать документы, выяснилось, что вторая и третья страницы нашего экземпляра договора отличаются от того, который был сдан в суд вместе с иском. Проблема в том, что никто не догадался сшить договор или хотя бы подписать каждую страницу. Подписи с печатями стояли только на последнем листе.

Мы заявили о фальсификации, истец нас поддержал, так как считал свой вариант достоверным. Каждая сторона предоставила оригиналы, провели экспертизу, эксперт установил, что вторая и третья страницы каждого из договоров выполнены на ином печатном устройстве, по сравнению с тем листом, на котором стоят подписи. То есть обе стороны подделали свои экземпляры договоров.

После выяснилось, что сначала договор подписали у нас, затем его отвёз водитель и отдал на подпись компании-истцу. Когда подписанный договор вернулся, оказалось, что страницы отличались.

В таких случаях говорят «ничтоже сумняшеся… ничтоже сумняшеся», мои клиенты просто изменили страницы на те, который были изначально. Ошибка была в том, что распечатали они эти листы либо на другом принтере, либо на другом картридже, поэтому «разброс морошек» оказался иным, и эксперт смог с уверенностью сказать — подделка.

Стороны решили заключить мировое соглашение.

Насколько было бы проще, если бы сделки заключались в электронной форме и никто бы не мог их подделать?

Так мы изобрели «Контур.Диадок».

На самом деле нет.

Примерно в то же время шло другое разбирательство. Мы участвовали для клиента в электронных торгах в рамках дела о банкротстве. Очень хороший промышленный объект, цена на аукционе снижается на 10% каждые три дня. На электронной площадке нужно было оформить заявку, подписать квалифицированной электронной подписью и приложить все необходимые документы.

Мы подали весь пакет документов и стали ждать. Пришёл отказ. Выяснилось, что мы приложили чистые листы вместо документов.

Разумеется, мы прикладывали нормальные документы. Обратились в суд, назначили судебную техническую экспертизу работы и программного кода электронной торговой площадки.

Эксперт сделал заключение, что не знает, что и по чьей вине произошло — к заявке на участие в торгах приложены чистые листы, и точка.

То дело мы проиграли, и остался сильный осадочек. Неужели квалифицированная электронная подпись не гарантирует неизменность, сохранность и уникальность вашего файла?

К сожалению, да. Да ещё и личность подписавшего документ не гарантирует, как недавно выяснилось.

«На этом ужасном разочаровании мы прощаемся с вами».

В следующей статье я расскажу, как мы подавали и подаём заявки в различные государственные фонды и где гарантированно получить деньги на развитие своего стартапа, который на этот раз точно изменит мир к лучшему.